Психологічна освіта в Університеті Ушинського

Facebook Instagram Youtube   

Головні події

Студентка-психолог Елена Олишевская на творческий конкурс "Коронавирус на кушетке психолога" представила работу "Когда она заговорит". Профессиональное жюри наших педагогов поставило ей самую высокую оценку и присудило несомненную победу в номинации "Грамотный психологический портрет". Но Елена Олишевская претендует и на абсолютную победу в конкурсе, соревнуясь в суперфинале с Марией Любиченко и ее работой "Ковид и его Свет". Голосуйте за тех, кого считаете абсолютнім победителем на нашей странице в Facebook до 11 часов утра 25 мая 2020 года. 

Когда она заговорит

Я захожу в приемную психиатрической лечебницы и там меня встречает несколько недоброжелательных взглядов. В нос мне ударил резкий запах лекарств и бедности, которая сочилась из всех щелей.  Два доктора, которые выглядели не лучше их пациентов – что различало их, так это белый халат. Они смотрели на меня самым недовольным лицом, которое приберегли именно на такой случай. Я свернул вправо, где с натянутой улыбкой меня встречала медсестра с регистратуры.

-Добрый день! Вы Финн Мартелл?

-Да.- я сопроводил это утвердительным кивком для пущей уверенности.

-Мы вас ждали! Я Сара.

Да уж, а по вам и не скажешь . Но раз у вас так принято мы поиграем в эту игру любезности.

-Спасибо. Рад знакомству. Подскажите,  где я могу найти лечащего врача мисс Короны Вайрус?

-По коридору прямо, в конце кабинет справа. Прошу прощения провожать вас не буду, не могу покинуть рабочее место.

У меня совсем не было желания обмениваться любезностями дальше, поэтому я улыбнулся и ушел. Следуя по коридору мне на миг показалось,  что мир стал черно-белым. Явно у поликлиники спонсоров нет, плафон держался на добром слове и ждал счастливчика, которому он когда-нибудь свалиться на голову.

Перед кабинетом я еще раз проверил все документы, которые просил принести Джордж Маклафин – главный врач и по совместительству лечащий врач пациентки. Он встретил меня спиной, пристально рассматривая вид из окна.

-Вы еще не передумали? Она действительно тяжелая пациентка. Финн, она не говорит уже год, ни слова.

-Я принес все документы, возьмите.

-Значит, не передумали, хорошо положите на стол, я позже все подпишу. Вы хотите ее сегодня увидеть?

-Было бы хорошо. А это возможно?

-Ну, раз я спросил, значит все-таки возможно.

Я понял, что он один из немногих здесь, который не будет церемониться и подбирать слова. Он подошел ко мне, и я увидел типичного мужчину старой закалки, непоколебимого  и знающего свое дело.

-Я ее предупредил, что некоторое время с ней будете работать вы. Только, Финн, у вас есть 3 месяца, это все что мы можем себе позволить.

-Этого будет вполне достаточно, спасибо.

Я долгие 15 лет посвятил обучению, чтобы стать профессионалом. Сначала получил диплом психолога, затем психотерапевта, между ними десятки курсов повышения квалификации и вот я здесь. Одна из лучших психиатрический лечебниц нашей страны и один из самых сложных пациентов. Здесь будет решаться моя судьба – если она заговорит, я останусь работать здесь.
Мы подошли к кабинету, и Джордж дал мне пульт с красной кнопкой.

-Если что-то пойдет не так, нажимай сразу.      

У двери стоял санитар, он был похож на одного из тех парней, которые пропускай людей в ночные клубы. Он был выше меня на голову, да и сильнее в несколько раз, если посмотреть поближе, то можно было бы подсчитать сколько раз ему ломали нос. Что такое улыбка он вообще не знал.
Джордж пожал мне руку,  пожелал удачи и ушел. Санитар хотел зайти со мной в кабинет, но я остановил его на пороге и попросил подождать за дверью, аргументом был пульт, который я поднял к его лицу. Он закатил глаза, вздохнул, но все же остался на прежнем месте.
В кабинете были серые стены, тусклый свет, стол и два стула. Один из них был привинчен к полу, на котором уже сидела Корона.

-Здравствуйте!

Она даже не подняла глаза, ни когда я открыл дверь, ни когда поздоровался. Она вообще никак не отреагировала, как будто в комнате ничего не происходило. Ее взгляд был устремлен на колени, она как будто перебирала в руках что-то важное, но невидимое.
Я решил больше не говорить , ни слова. Ей рано, или поздно все равно захочется нарушить тишину. Мы сидели 10 минут молча, мне казалось, что можно было услышать, как кровь течет в моих венах. Я посмотрел на часы и в это время санитар постучал в дверь, пора идти.  Выждав еще несколько секунд я поднялся и увидел, как ее глаза на секунду устремились на меня, но она тут же их вернула в исходную позицию. Ее мимика поменялась, она начала активней перебирать в руках свою важную вещь, девушка  была недовольна, что позволила себе эту слабость.

-Как все прошло? – у выхода меня встретил Джордж.

-Лучше чем я думал. Мне нужно кое-что подготовить, я приду через два дня. Хорошо?

-Будем ждать, удачи!

Слишком много пожеланий удачи за столь короткое время. Он как будто заранее знал, что у меня ничего не получится.

Эти два дня я провел в изучении дела Короны. Я перечитывал бумаги раз за разом, желая найти что-то важное, но я не понимал что ищу. Когда ей было 19 -  ее закрыли в лечебнице. Девушка с белыми, почти прозрачными волосами, и почти такой же белой кожей, хрупкой структуры и европейской внешности, была ярко выраженным интровертом меланхолического характера. С 15 лет начала страдать множественными нарушениями психики среди которых диагностировали бредовые идеи , посещала психолога и вскоре пошла на поправку. Родителей у нее не было, ее воспитывала тетя, которая была обеспечена материально, но которой были чужды человеческие чувства. Она ненавидела девочку, но чтобы не нарушать свою репутацию,  вынуждена была ее забрать к себе, поэтому ей иногда доставалось от тети.  Корона была любопытным ребенком и дабы не доставала тетю,  та отдала ее в специальную школу с научным уклоном. Она сразу проявила интерес к химии - узнав это ее тетя – Вайнона записала ее в химический кружок, чтобы девочка меньше была дома. В 16 лет она заинтересовалась возникновением болезней и вирусов и следующие годы посвятила их изучению. Корона была не общительной, но умела находить общий язык с людьми, которые могут быть ей полезны. Учителю она говорила, что остается в лаборатории, чтобы поработать над вакциной, и так как пользовалась его доверием - он ей это разрешил. Но как узнает мир позже, это была совсем не вакцина. Она работала над вирусом, который поражает мозг и изменяет сознание. Она хотела, чтобы люди увидели мир таким, каким видит его она.  В 18 лет ее проект был готов, с распространением проблем не возникло. Сначала она испытала его на учителе, затем на тете, а после отправила его путешествовать. Результаты долго не заставили ждать, и уже через 4 месяца вирус был распространен по всей Земле. Когда ее нашли дома, она не убегала, даже не удивилась, когда полиция ворвалась в их дом, она их давно ждала. Когда ее забрали в СИЗО, она сделала публичное заявление о вирусе, и с тех пор не проронила ни слова. Там ее держали полгода, полиция и общество настаивали на важности ее заключения, но эксперты признали ее психически неуравновешенной и ее поместили в лечебницу.

-Она была ужасно гениальным ребенком, только не понятно, что здесь главнее «ужасным» или «гениальным». А может и сейчас она такая, но как ее заставить говорить?

Во время прочтения меня не покидало чувство, что я упускаю что-то важное. Родители. Нужно узнать о них и поговорит с ней об этом. У нас есть общая тема, я тоже рос без них. Я попробую снова.

На следующий раз я пришел немного раньше, мне нужно было подумать обо всем, и я решил посидеть немного  в парке перед больницей. В это время некоторых больных вывели на прогулку,  я смотрел пристально на этих людей минут 5 и еще раз удостоверился, что главное отличие пациентов и врачей – халат. Разве что пациенты были более искреннее в своих проявлениях. Оставалось несколько минут, поэтому я забрал свой портфель и пошел внутрь. В этот раз я обменялся лишь улыбкой и кивком с медсестрой в приемной, и так же с врачами , которые стояли в нескольких метрах от нее.  У последних улыбка была не наигранной, не искусственной, это скорее была насмешка надо мной - молодой амбициозный  человек,  который  думает, что сможет изменить мир.
В этот раз санитар даже не пытался заходит внутрь, он передал мне пульт и открыл дверь. До этого  я решил, что говорит с ней о родителях на второй встрече рано, я дам ей время привыкнуть.

Эта и последующие встречи были похожи друг на друга. Мы сидели в тишине, только уже не 10, а 20 минут. Она по-прежнему рассматривала что-то важное в руках, но уже переводила взгляд, на меня она все так же не смотрела.
Все это время я сидел с блокнотом и периодически делал там пометки, я писал о ее жизни, о том, как она ведет себя сейчас. Я открыл новую страницу, написал вверху дату, время и начал со слов «Больная…»..нет, мне не нравится такая формулировка, я еще  не знаю больна ли она на самом деле, и  я резко зачеркнул это слово.
Боковым зрением я увидел какие-то движения. Корона смотрела на меня, и на ее лице был улыбка, она была еле заметная, но она улыбалась.  Дальше она «отложила» свою важную вещь и стала рассматривать меня, мой рюкзак, блокнот. Потом отвела взгляд и тяжело вздохнула, как будто я ее в чем-то разочаровал . Но уже есть прогресс.
На выходе из кабинета меня ждал Джордж.

-Как успехи, док? – в его голосе были нотки иронии. Он ждал от меня новостей, ведь прошло уже больше месяца .

- У нас есть прогресс, я думаю, что все получится, но мне нужно время.

- 2 месяца ,Финн , все что мы можем тебе дать.

-Я помню, думаю, что успею. Можно только наши следующие встречи сделать немного дольше?

-Я подумаю, у нее ведь еще процедуры.

-Спасибо за понимание, до встречи! – я ушел, чтобы он не начал задавать вопросы о том, как проходят наши сессии.

В следующий раз я пришел через 3 дня, на входе меня встретил главный врач.

-Финн, она начала рисовать. Каждый день по рисунку. У нас есть группа арт-терапии. Корона всегда сидела в стороне и даже не смотрела на холст. После вашей встречи она нарисовала картину.

-Что там? – немного дрожащим  голосом выпалил я.

-Сложно сказать, это скорее абстракция, чем что-то конкретное. Там есть очертания людей, мне кажется , что это так, но трудно понять точно.

Я был ошарашен,  доктор показал мне картины, три разные картины, но с общим сюжетом. Можно увидеть разное настроение этих картин. Каждая была выполнена в одном цвете, за исключением одной маленькой детали, которая ярко отличалась от общего сюжета. Три картины выполнены разными техниками: на одной мазки были плавные, как течение реки, а на второй как будто начинался шторм , третья картина была  похожа на ветер. В каждой из них, в центре было несколько маленьких мазков краски, которые напоминали луч света. Там в центре,  был совершенно другой сюжет, не похожий на всю картин в целом. «Свет в конце туннеля» - это первое,  что пришло в голову глядя на них.

-Свет в конце туннеля- донеслось из-за моей спины

-Что?- я вернулся в реальность, и посмотрел на Джорджа.

-Я говорю «Свет в конце туннеля», вот что они мне напоминают.

Меня испугала такая схожесть наших мыслей, и я не смог ничего ответить, помимо краткого и невнятного «Угу».

Я зашел в кабинет и поздоровался. Она подняла голову и смотрела прямо на меня, было видно - она ждала эту встречу.

-Прощу прощения, что не пришел вчера, была годовщина смерти моих родителей, ездил на кладбище.

Ее мимика в этот момент поменялась, ей было неприятно  и больно такое слышать.

-Я знаю, что вы тоже росли без родителей. Вам наверное было трудно у тети, я знаю что она не самый хороший человек, но тем не менее у вас был дом.

Дальше последовали минуты молчания . Девушка не могла усидеть на стуле, она пыталась его отодвинуть назад, отворачивалась, было ощущение что она собирается бежать, или сделать что-то хуже. Я сжал в кармане пульт и нащупал кнопку, но нажимать не стал, нет необходимости.

-Не все в нашей жизни мы можем изменить..

Корона подняла голову, сцепила зубы и прошипела:

-Они могли остаться.

В этот момент мир вокруг остановился, я на секунду потерял равновесие, и как будто улетел в пропасть. Хотел ей ответить, но девушка встала и пошла к выходу, она постучала санитару и тот ее увел.
Я еще несколько минут сидел неподвижно и осознавал, что только что произошло.  Мне точно не показалось? Я не схожу с ума? Она готова говорить? Но почему она выбрала меня в качестве слушателя? Хотя вопрос был риторическим, я бы тоже не хотел говорить с местными врачами.
Следующие встречи прошли снова в молчании. И я уже было поверил, что услышанное, было плодом моей фантазии. Это время девушка сидела очень беспокойно и всегда уходила на половине.
Но однажды она встретила меня с фразой:

-Не говорите им.

-Хорошо,- я сел на свой стул, отложил все лишнее и был готов слушать.

-Они могли остаться, - снова начала она, посмотрела себе в руки, затем на меня и продолжила – Когда мне было 5 лет я еще жила с родителями, денег у нас особо не было, но не могу сказать что я в чем-то нуждалась . Мама и папа часто ссорились из-за материальных проблем, и однажды папа прокричал, что если бы  меня не было, они бы не оказались в таком положении. Мама захлопнула дверь в мою комнату, и я всю ночь просидела у окна и плакала. На следующее утро они вели себя, как ни в чем не бывало. Они пообещали, что летом мы все вместе поедем в отпуск, но летом уехали только они, а меня оставили в приюте, больше их я не видела.

Все 40 минут Корона рассказывала о своей семье, о тете которой благодарна за помощь, но которую ненавидела всем сердцем. Она говорила не переставая. Рассказала об учителях, которые знали о ситуации дома, но ничего не делали, потому что тетя спонсировала школу. Все знали, но никто ничего не делал, ведь деньги способны закрыть рот человеку на долгое время.

Мы две встречи с ней говорили обо всем, что ее болело. И вот мы дошли к ее проекту. Она сидела, закусывала губы и не знала с чего начать. Делала глубокий вход и молчала. Сейчас происходит борьба : Говорить, или навсегда погрузиться в молчание.

-Вируса нет, не он убивает людей, они делают это сами.

-Но как? Ты же сама сделала публичное заявление тогда.

-Я солгала. Нет. Проект есть, но он не был направлен на уничтожение людей, все пошло не по плану. Я создала «вирус» который изменяет сознание и не позволяет человеку врать, себе, другим, он погружает людей в самих себя, заставляя увидеть свои недостатки, открыть скрытое.
Мир уже давно был болен, я лишь показала насколько. Миллионы людей на Земле находятся за чертой бедности, умирают от голода, замерзают на улице, в то время как верхи общества выбирают между белой и черной яхтой.
Семьи, которые живут вместе года, не знаю друг друга, все что есть у них общего это ДНК. Одни ждут ребенка годами, а вторые каждый год пополняют сиротские ряды, или убивают своих детей. Насилие, на которое общество закрывает глаза, а когда начинают кричать, предпочитают закрывать и уши.  Тысячи не раскрытых дел об убийствах, только потому, что у кого есть деньги, столько же людей которые сидят в тюрьме за чужые ошибки, по этой же причине. Мир в котором деньги способны изменит историю. Сотни обещаний друг другу, себе -  брошены в пустую.  Люди уничтожают мир в котором живут,  готовы убивать непохожих на них. Я дала им возможность увидеть то, что на самом деле является важным. Сегодня я отдам вам вакцину, которая излечит мир от моего вируса. Но в мире есть вещи, которые пострашнее его – это человеческое безразличие и от него вакцины пока что нет. Вы не такой как другие, не дайте им себя испортить.

Позже Корона написала официальное заявление в котором рассказала все условия создания своего проекта, признала вину, что только она является создателем этого вируса, который мутировал и стал убивать людей.  Она отдала разработанную вакцину и все сведение о ее приготовлении. В конце она написала, что Земле не страшен ее вирус, худший вирус,  который грозит уничтожению планеты – это люди.

Я забрал все документы у главного врача, больше не хочу работать здесь. Я начну свой проект, создам «вакцину» от человеческого безразличия. И если на это уйдут годы, я не буду жалеть, все великое когда-то начиналось с маленького шага вперед.

olishevska